ЭКОНОМИКА РОССИИ НУЖДАЕТСЯ В ЗДРАВОМ СМЫСЛЕ.

РОССИЯ УСТАЛА. РОССИЯ БОЛЬНА. Такой диагноз дают все, без исключения, люди, которые на основе здравого смысла оценивают ее социальное и экономическое состояние. Лишь необъективные и власть имущие иного мнения. У них Россия поднимается, ее экономика набирает темпы, вот-вот наступит расцвет хозяйственной деятельности, благополучие и благоденствие всех народов страны. Один высокопоставленный деятель в свое время утверждал, что процесс пошел, а нынешние представители Центра на языке цифр показывают постоянный, несколько неустойчивый, но все же рост экономических показателей. Мы допускаем, что, действительно, после сплошного упадка есть какие-то изменения в сторону повышения экономического потенциала. Однако мы все прекрасно ежедневно видим, что ни о каком существенном росте не может быть и речи, пока сотни тысяч предприятий, а тем более гиганты индустрии не работают в полную силу. Например, московские автомобильные заводы не работают, а ГАЗ, как зашоренный больной, штампует одну-две модели в весьма умеренных объемах. Что касается "лукавых цифр" роста, то они имеют место за счет "трубы" , леса и других сырьевых ресурсов. Следует иметь в виду и то, что половина сельскохозяйственных угодий зарастает чертополохом, подавляющая часть сельскохозяйственных предприятий влачит жалкое существование. В тяжелейшем состоянии пребывает наука вообще, академическая в особенности. И сколько бы президент Академии наук не утверждал обратное, объемы ее финансирования отражают реалии сегодняшней ситуации - Академия чахнет, Академия гибнет. Вновь принятая законодательная база, как утверждают сами академики, вряд ли спасет ситуацию. Если младореформаторы взялись "за дело" , они доведут его "до конца" - полного разорения научного потенциала страны.Свою лепту в разрушение вносит человек, претендующий на роль оракула современной эпохи, - Е. Примаков. В статье об итогах прошедшего года он говорит и о новых технологиях, и о инновационной активности, и о технико-технологическом прогрессе, но ни слова о науке. Правда, упоминается самая передовая в мире в научно-технологическом плане страна мира - США! Это весьма симптоматично!

Создается странное положение - все видят, что все плохо, и тем не менее трубят о подъеме, росте и иных всевозможных успехах и достижениях. Утверждают, что рынок и его инфраструктура во всех постсоветских странах вполне состоявшиеся и вот-вот наступит чуть ли не золотой век. На самом деле рынок - это товарное изобилие промышленной продукции собственного производства. И вот его-то применительно к Российской Федерации, остальным странам постсоветского пространства и нет. Насыщение этого самого рынка не состоялось лишь в малом: нет продукции, которую мы можем предложить (если сырьевые ресурсы оставить за скобками). Более двух десятилетий экономика России, хозяйственный потенциал на постсоветском пространстве находятся в глубочайшем кризисе. Самый, казалось бы, элементарный вопрос о цене на нефть Urals. Ни указание президента по поводу повышения цены, ни наивные суждения С. Вайнштока о том, что мы перекормили Европу нефтью, не могут решить эту проблему, поскольку это очень тяжелая и сложная технологическая задача, и она сегодня нам не под силу.

В этих условиях особо сложной является проблема вступления страны в ВТО, означающая полное и беспрекословное подчинение принципам глобализации. Следовательно, участь России как сырьевого придатка практически предрешена.

Два обстоятельства делают наше "барахтание" в сфере хозяйствования совершенно никчемным: во-первых, отсутствие структурных преобразований в экономике, недопустимый застой в сфере производства конечной продукции и хотя бы малейшей попытки производства конкурентноспособной продукции; во-вторых, отказ государства от регулирования экономическими процессами. Власти очень нравится заниматься исключительно сборами налогов и постоянно появляться на экранах телевизоров по этому поводу - хозяйственники и предприниматели, занимайтесь чем хотите и как хотите, но налоги в бюджет вносите с нарастающими объемами.

Россия устала. Россия больна потому, что ее довели до такого состояния люди, которые весьма далеки от проблем государственного и экономического строительства. Новые собственники, на которых возлагались первостепенные надежды, на самом деле оказались просто-напросто элементарными ворами.

Власть в стране сосредоточилась в руках людей в экономическом плане абсолютно неподготовленных, не умеющих видеть стратегических направлений развития отраслей и отдельных направлений хозяйственной деятельности.

Тем не менее они сами того не подозревая создали более или менее сносные социальные и финансовые возможности для того, чтобы начать процессы формирования новой экономической стратегии. Суть ее заключается в том, что необходимо финансовую систему выстроить в направлении обновления производственных инфраструктур при строжайшем финансовом контроле (государственные контрольно-ревизионные управления (КРУ) по каждому направлению. Содержание финансовой системы включает в себя денежные потоки из золотовалютных резервов, Стабилизационного и Инвестиционных фондов, других источников, которыми государство буквально напичкано - куры деньги не клюют. Впрочем, если реально оценивать потребности в финансах, то средств, накопленных в перечисленных фондах, лишь малая толика от запросов. Денег в экономике страны никогда не бывает много. Потребуются и иные источники. Однако стартовый капитал можно считать сформированным.

Во всем остальном мы усматриваем катастрофичность экономической ситуации. Это следствие целого ряда обстоятельств. Во-первых, отсутствие сколько-нибудь квалифицированных кадров на всех уровнях руководства экономикой. Во-вторых, развитие экономики брошено, казалось бы, на волю случая. Между тем в этих случайностях прослеживается четкая линия на формирование российской экономики как сырьевой державы. В-третьих, отсутствие более или менее выверенной экономической политики. Роль государства как регулятора экономических процессов в таких условиях неизмеримо возрастает. В-четвертых, неспособность руководства страны воспользоваться благоприятной экономической конъюнктурой в связи с ростом цен на нефть.

Экономика сверхвысокого потенциала и концентрации на постсоветском пространстве доведена до такого состояния людьми, которые весьма далеки от проблем ее функционирования, ибо она на макроуровне была стратегически сформирована на основе кооперированных связей десятков, сотен смежных предприятий. Все они в один момент оказались у собственников, которые в ряде случаев сами не понимали, какая "манна небесная" свалилась им в руки. Причем здесь случилась дилемма вот какого плана. Одни в силу объективных причин не знают и не способны по финансовым возможностям продолжить эксплуатацию данного предприятия, другие же уверовали в свою миссию погубить Россию как могучую индустриальную державу. Думаем, что этим планам еще далеко до завершения.

Производственно-хозяйственную деятельность необходимо базировать на основаниях, проверенных мировым опытом: экономический реализм, патернализм, радикализм, равенство и взаимное уважение, сотрудничество и кооперирование - составляющие внутреннего потенциала, двигатели развития отмеченных факторов, что убедительно подтверждается их анализом.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР. Всегда основным стержнем жизни страны являлся ее экономический потенциал и те люди, которые проводили в жизнь хозяйственные предначертания. Вспомним, с какими стараниями, трудностями и противоречиями выдвигался министром угольной промышленности СССР А. Ф. Засядько, и вот конечный результат - восстановление и ускорение темпов развития данной отрасли был налицо.

Сегодня главным штабом развития экономики по логике должны быть Министерство промышленности и энергетики и Министерство экономического развития и торговли. Первое, что бросается в глаза, - а почему сформировано два министерства практически с одинаковой направленностью? Второе - как всегда, у двух нянек дитя оказалось без присмотра. Ни одно, ни другое министерство не может предложить сколько-нибудь точный и конкретный проект становления и развития весьма значимого экономического потенциала Российской Федерации. Между тем предложений по реанимации экономического потенциала от ученых и рядовых граждан так много, что к ним привыкли, на них никто не реагирует. Социологические службы, раздувающие до небывалых размеров отдельные государственные фигуры, оказывают медвежью услугу народу, который все надежды возлагает на этих фигурантов, думая, что они идут "верной дорогой". Таким образом, круг замыкается. Народ "благоденствует" , а дело стоит на мертвой точке. Потенциальные возможности, например, министра Г. Грефа практически нулевые. Его амбициозные намерения реформировать все и вся (здравоохранение, образование, судебную власть, законодательство о банкротстве, банковское и валютное регулирование), но только не промышленность. Несмотря на то что официальные СМИ до небес поднимают его интеллектуальные способности, всем очевидно, что как хозяйственный руководитель он не получился. О его полной несостоятельности можно судить по следующему утверждению: "Политика расходования средств Стабфонда должна быть очень консервативной и при условии сохранения макроэкономической стабильности может быть направлена только на инвестиции в инфраструктуру и инновации, которые обеспечат диверсификацию экономики и создадут новые источники доходов бюджета" ("Независимая газета". 27 апреля 2006 г. ). На эти призывы так и хочется привести слова американского космонавта, произнесенные на Луне: "Успехов вам, мистер Кински". Не менее наивными выглядят сентенции главы экспертного управления президентской администрации Дворковича: "России нужно использовать свой энергетический и транзитный потенциал, а также интеллектуальные ресурсы". Или чего стоит его призыв "Давайте-ка напряжем все свои силы".

РЕАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ позволяет утверждать, что есть две четко выраженные ее сферы: сырьевая и производственная. Причем если база первой имеет тенденцию к постоянному росту (все возрастающие потоки топливно-энергетических ресурсов), то такого утверждения нельзя сделать по поводу второй составляющей.

Что касается сырья. Сегодня вряд ли кто может с известной степенью достоверности подсчитать их объемы и наши возможности. Но одно ясно: они небезмерны. Даже Иран, имеющий колоссальные запасы нефти, в предвидении будущего хочет иметь ядерные технологии в замену истощающихся сырьевых ресурсов. Именно поэтому Россия не должна обольщаться похвалами (укорами), что она поставщик "его величества капитализма" сырьевых ресурсов. Здесь должно быть все продумано до мелочей.

Относительно производственной составляющей. Темпы ее роста либо мизерны, либо производственная деятельность практически стоит на месте или вообще гибнет. Промышленное производство практически на точке замерзания. На никчемные рассуждения, что нанотехнологии уничтожают заводы-гиганты, следует напомнить одно: во все времена потенциал страны определяется тем, чем пахать землю - трактором или посредством "нанотехнологии" в одну рабскую силу". Сегодня заводы-гиганты разрушены, их восстановление возможно (в том числе и на основе нанотехнологии). Именно поэтому в качестве дополнительной услуги за стабильность энергетического обеспечения Запада Россия вправе потребовать предоставления ей современных новейших технологий для индустриализации производственных процессов.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА ФУНКЦИОНИРУЕТ БЕЗ РУЛЯ И БЕЗ ВЕТРИЛ. Идет жесточайшее противостояние тех, кто против участия государства в экономике, и тех, кто за его участие. В обоснование приводятся и достаточно серьезные доводы, но чаще всего это досужие домыслы. В этом плане следует обратить внимание на опыт Германии. Под патронажем правительства в экономику направляются колоссальные средства на использование высоких технологий. Одновременно в высшей степени странным выглядит утверждение М. Дмитриева - автора якобы экономической программы президента Путина (оказывается, существует такая, не известная широкой публике, программа) о том, что эйфория от усиления государства в экономике рассеется, едва упадут цены на нефть. Допустимо ли строить планы развития экономики на таких шатких основаниях - "едва упадут цены"? С другой стороны, казалось бы, есть серьезные правовые основания: федеральная целевая программа "Мировой океан" , а производство нефтегазового оборудования практически прекращено. Создается впечатление, что развал отраслей экономики - дело как раз регулируемое и управляемое самим государством, точнее сказать, "пятой колонной". В прессе время от времени появлялись публикации - крики отчаяния по поводу гибели отраслей или отдельных предприятий. Сегодня их нет. Здесь два исхода: потеряна надежда на возможность ждать помощи либо запрет СМИ делать такие публикации.

Между тем большие возможности заложены в потенциале именно государственного регулирования экономикой. Мы попытаемся об этом сказать. Но сейчас следует обратить внимание лишь на весьма существенное и значимое обстоятельство. Ни одно из ныне процветающих государств не может отрицать, что оно не осуществляет государственного регулирования экономическими процессами. Характерны в этом русле суждения президента РСПП, где он утверждает о чрезмерном присутствии государства в экономике, в частности, о доле государства на фондовом рынке, о скупке предприятий и др. Возможно, рациональность в таких суждениях есть. Но участие государства в экономике мыслится в иных направлениях, объемах, методах и способах (речь идет о индикативных и программных средствах регулирования, формирование новых организационно-правовых структур и др. ).

Не менее важным элементом государственного регулирования экономики мог бы стать Хозяйственный кодекс. Очевидно, следует говорить о Кодексе технического регулирования, о необходимости подготовки которого говорят юристы-хозяйственники, Кодексе научно-технической деятельности, иных хозяйственно-правовых актов (о них речь пойдет дальше).

В этом плане следует обратить внимание на политику государства в сфере технического регулирования. Известно, что закон от 27 декабря 2002 г. предусмотрел коренные и срочные преобразования сферы технологического комплекса, складывающиеся в СССР на протяжении всего 74-летия становления советской экономики. Сумбур, неосмотрительность, спешка и непредвиденность - все было сделано для слома механизмов технической политики. Сегодня эти завалы следует разгрести и начать все с того, чтобы продолжить советскую практику стандартизации применительно к новым условиям и с учетом достижений международной стандартизации. Такая необходимость диктуется мировой практикой регулирования стандартизации. И технические регламенты, и системы стандартов - это элементы единого механизма технического регулирования, как об этом говорит закон. Именно поэтому они и должны функционировать как одно целое. Технический регламент - документ, который принят международным договором РФ, ратифицирован в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, федеральным законом или указом президента Российской Федерации или постановлением правительства Российской Федерации, и устанавливающий обязательные для применения и исполнения требования к объектам технического регулирования (продукции, в том числе зданиям, строениям и сооружениям, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации. Одновременно определяется сущность стандарта как документа, устанавливающего характеристики продукции, правила осуществления и квалификации процессов производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнения работ и оказания услуг. Таким образом, эти акты имеют равнонаправленные пределы и единую цель. Вместе с тем в законе подчеркивается добровольность их применения. Коль скоро в законе акцентируется внимание на всей совокупности стандартов (национальный и международный), то эта добровольность есть добровольность выбора в системе стандартов, но никак не их игнорирование. Сегодня, когда возникли определенные сомнения, а скорее, странное игнорирование этой аксиомы, подчеркнем, что необходимо определиться в предлагаемых вариантах технического регулирования. Наиболее конкретное и точное обозначение качества промышленной продукции (товаров), безусловно, должно получать отражение в хозяйственных договорах (поставки, подряда).

В договоре поставки детально и подробно должны быть согласованы процедуры производственно-технологических процессов между смежниками. Только на этой основе можно добиться изготовления продукции (конечной, промежуточной), практически абсолютно технологически совместимой во всех деталях.

БЛАГОПРИЯТНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В СТРАНЕ. Несмотря на жесткий, критический предшествующий анализ, хозяйственную обстановку в стране следует оценивать положительно. Власти сами того не подозревая создали благоприятную финансовую возможность, чтобы начать процессы формирования новой экономической стратегии.

Между тем нас вновь пытаются обмануть. Если Чубайс доказывал, что пустые бумажки вскоре станут золотыми, то наши "вожди" Фрадков, Греф и Кудрин утверждают, что лишние доллары, которые Россия получает в связи с повышением цен на нефть, приносят одни неприятности. Поистине надо иметь философский, макиавеллевский склад ума, чтобы убедиться в верности такого утверждения. Вот с такими "спецами" и строится рыночная экономика. Утверждение, что вложения в национальную экономику подорвут конкурентоспособность не связанных с нефтью отраслей, есть не что иное, как пустые фантазии. Сохранение в неприкосновенности денежных резервов - это залог удержания темпов инфляции на приемлемом уровне - сказки из той же серии. Сегодня победила, как всегда, сильная сторона. Началось размещение средств Стабфонда в бумаги ведущих государств с наивысшим рейтингом. Выбор этого пакета бумаг - за Минфином. Это решение дорого может обойтись России. Несомненно, ясно одно: навязывать такие способы могут люди, которые имеют очень серьезные обязательства перед определенными мировыми структурами, поставившими задачу по недопущению возобновления экономики на постсоветском пространстве. Одновременно сошлемся еще раз на известного С. Вайнштока. Кредитование строительства нефтепровода "Восточная Сибирь-Тихий океан" осуществляют преимущественно за счет западных банков. Таким образом, средства Стабфонда возвратятся к нам с Запада.

У власти находятся люди, которые совершенно не разбираются в вопросах организации хозяйственной деятельности. Для них, поскольку наука и промышленность находятся в полуразобранном состоянии, это абсолютное непреодолимое препятствие для того, чтобы начать все с нуля. Они вполне серьезно считают, что нет надобности налаживать производственную деятельность, если всю технику (уже отработавшую свой ресурс) можно купить по бросовым ценам на Западе, и пусть русский мужик ее не столько эксплуатирует, как ремонтирует. Все при деле, да и техника хотя и не первой свежести, но с виду блестящая. Поток распоряжений правительства о снижении ввозных пошлин на такую рухлядь - ярчайшее тому подтверждение. Таким образом, экономика России больна, и эта болезнь прогрессирует, она при нынешних условиях может привести к летальному исходу. Государство, которое как своей тени боится коррупции, на каждом шагу ее порождает, поддерживает, так как не ведет никакой борьбы и в любой момент может погибнуть из-за закупорки движения финансовых потоков. Возрождение экономики стран постсоветского пространства может стать реальной основой формирования Российской империи, на скрижалях которой мы можем с полной ответственностью записать: "Мы работаем для человека, человек может на нас положиться".

Однако Россия может возродиться, Россия вновь должна стать великой индустриальной державой. В этих весьма тяжелых и жестких условиях экономическая стратегия России может быть настроена на реальное восстановление промышленного производственного потенциала по трем основным направлениям: наука, промышленность, сельское хозяйство. В этих условиях вряд ли нужно избирать тот или иной вариант, ту или иную модель экономического развития. Следует, исходя из нынешних реалий, заняться формированием новой системы организационно-хозяйственной деятельности.

Ситуация на постсоветском пространстве сложилась таким образом, что экономика стала развиваться на меркантильной, монетаристской основе. Между тем движение капитала отражает лишь поверхностные, абстрактные явления экономики Д-Т... П... Т-Д. В действительности же эти деньги питают производство западных стран, где Т производится. К. Маркс применительно к данной ситуации отмечал: "Для делания денег процесс производства является лишь неизбежным посредствующим звеном, необходимым злом".

Действительно, нынешняя экономика России была заражена этой болезнью. Попытки "финансовых оздоровлений" , предпринимаемые совершенно некомпетентными людьми, привели к остановке экономики. Реструктуризация также не дала положительных результатов. Денежные потоки просто-напросто использовались не по назначению, в ряде случаев до предприятий не доходили: разворовывались, переправлялись за границу, да и в самой России формировались денежные массивы, но вот до их оптимального использования руки не доходили. Вернее сказать, не было ума использовать их по назначению. Нынешние предпринимательские структуры испытывают недостаток оборотных средств, попросту говоря, дефицит денег. И это при наших значительных резервах и фондах. Именно поэтому денежные потоки и должны, как свежая струя, излечить больного.

В Советском Союзе практически всегда был денежный дефицит, особенно в промышленности. "Вожди" , зная о жестокой политике И. Сталина относительно выдавливания денег у народа посредством займов, очевидно, боялись прибегнуть к этому способу. Что касается нефтедолларов, то они проедались. Режим Ельцина сыграл на этом дефиците, доведя экономику до убийственного кризиса. Денег в стране осталось минимальное количество (в результате обмена, обманов и перехода на пустые миллионы). Промышленность оказалась вообще без денег (невыплаты заработной платы). Распределение денежных ресурсов складывалось таким образом: Москва - 70 %, Санкт -Петербург - 10 %, субъекты Федерации - 10-15 %, население - 5-10 %. (Очевидно, такое примерное соотношение сохранилось и сейчас. )

В нынешних условиях есть реальная возможность коренным образом изменить ситуацию в сфере денежного обращения. К имеющимся денежным средствам (золотовалютные резервы, Стабилизационный и Инвестиционные фонды) следует добавить страховые фонды, сбережения граждан, профицит бюджета. Сегодня все силы, все средства необходимо направить на восстановление экономики на основе денежной поддержки.

Опасения, что государство, предоставляя деньги промышленности, окажется виновником инфляции, совершенно безосновательны. Государство уже давно такие операции не производит, оно продает деньги коммерческим банкам, которые и могут финансировать экономику, ее реанимировать. Тем самым вместо получения иностранных кредитов частные инвесторы могли бы воспользоваться внутренними кредитами. На практике при уменьшении доли государственного долга, растут долги частных субъектов.

Вряд ли осуществимы прогнозы наших правителей о том, что насыщение экономики деньгами - прямой путь к инфляции. Опасность здесь есть. Однако одновременно с началом функционирования национальной экономики мы снижаем импорт. Баланс должен быть идеальным. Правда, смогут ли нынешние "спецы" провести эту ювелирно точную, соразмерную операцию?

Что касается сбережений граждан, то их использование могло бы иметь место под гарантии государственной собственности. Скажем, при краткосрочном вложении средств (до 3 лет) начисляются обычные 3 %, при среднесрочном займе (от 3 до 15 лет) устанавливаются дифференцированные ставки до 20 %. При долгосрочном займе постоянная ставка 10 % (безусловно, ставки могут быть иными). Вкладчик в случае неотложных надобностей может в любое время получить 10 % суммы, но проценты в этом случае составят лишь 3 %.

Не менее значима организационная сторона проблемы. Суть заключается в том, чтобы вместо режима административного, обязательного регламентирования производства перейти к системе взаимной увязки и согласования показателей хозяйственной деятельности для достижения наивысших оптимальных результатов. Рассуждения всех предшествующих реформаторов о том, что сам рынок все согласует, остались их благими намерениями. Никаких кардинальных изменений не произошло. По существу, за эти годы шло сокращение, а не расширение производства на основе уже новых форм собственности. Отсюда, прежде всего, вывод: формы собственности не оказали особого влияния на производственную деятельность. Правда, сегодня на щит поднимается проблема стабилизации и оживления хозяйственной деятельности, говорят о величине роста процентов производства. Все эти суждения не более чем стремление желаемое выдать за действительное. Да, где-то, на каких-то предприятиях действительно может происходить рост производства определенной продукции, не более того. Рост возможен по сравнению с той предельной величиной, до которой докатился развал хозяйственной деятельности. Но ни о каком росте не может быть и речи, когда все прекрасно знают и видят: куда ни кинь взгляд, на каждом шагу разруха и опустошение, практически все предприятия индустрии стоят. О росте можно вести речь, когда заработают отдельные отрасли народного хозяйства, скажем, станкостроение, машиностроение, текстильная промышленность и т. д. Однако это может случиться не в результате рассуждений, а как следствие продуманной, слаженной и скоординированной работы тысяч предприятий разноотраслевой принадлежности, работающих на конечную продукцию. Это может произойти путем координации производственных процессов на основе кооперации смежников с целью изготовления продукции для потребления согласно программам ее производства. Программное планирование позволяет добиваться четкой хозяйственной деятельности. Об этом свидетельствует практика индустриально развитых стран.

Собственно, и у нас программ хоть пруд пруди. Однако опыт показал, что это не те программы. Например, правительство 3 февраля 1994 г. одобрило федеральную программу "Государственная защита станкостроения" (1993-1998 гг. ), 9 декабря 1998 г. продлило действие этой программы до 1999 г. За эти годы станкостроение практически погибло, поскольку правители методично и верно его разрушили. Это свидетельство того, что в основу программы были заложены не те идеи и стремления. Очевидно, на базе станкостроения нужно разработать не менее двух десятков программ развития и производства конкретных марок станков для различных отраслей хозяйственной деятельности на базе конечных (сборочных) предприятий. Причем формирование таких программ могло бы осуществляться с учетом интересов предприятий, расположенных на всем постсоветском пространстве (естественно, с учетом их согласия). Сегодня же можно утверждать, что станкостроение было уничтожено полностью. Сегодня аналогичная судьба ждет авиапром и другие отрасли, если о программах судить по намерениям правительства. Причем все, как это ни странно, началось с самолета президента, в котором обнаружили пустяковые неисправности. Рассуждения о перспективах развития авиационной промышленности не более чем большая ложь. Как всегда, все эти прожекты в виде "дивизионов" станут очередным этапом в развале. Нельзя без иронии воспринимать утверждения журналиста, что рост ВВП хуже, чем в Китае, лучше, чем в США. На этот газетный заголовок следует привести другой, не менее уничижительный, но справедливый: "Пустозвоны от экономики" (В. Геращенко). Провалы в программной деятельности правительства (Фрадков-Греф) можно сегодня иллюстрировать "затеей относительно национальной технологической базы". Известно, что 8 ноября 2001 г. была утверждена федеральная целевая программа "Национальная технологическая база" на 2002-2006 гг. За истекшее пятилетие страна, казалось бы, должна преобразиться, а полки магазинов ломиться от промышленной продукции. Программа изменялась, уточнялась, проводились манипуляции в сфере финансирования. Пора бы провозгласить, величественно отметить пятилетний юбилей, но вся эта "кипучая" деятельность породила лишь новую Концепцию федеральной целевой программы исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 годы от 6 июля 2006 г.Это в русском языке называется "гора родила мышь".

Между тем, по нашему убеждению, экономику страны нужно поднимать всем вместе и все отрасли. По подсчетам авторов, целесообразно определить 2200-2500 конечных (сборочных) изготовителей. Именно они должны стать очагами возрождения хозяйственной деятельности. Это предприятия, которые будут способны производить конкурентоспособную продукцию. Вопросы формирования программ должны быть закреплены в специальном законе "О программном и индикативном планировании".

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ предполагают подготовку дополнительного ряда законов: о монополии на алкогольную продукцию, о монополии на реализацию горючесмазочных материалов, о издательской деятельности и др.

В плане организационной деятельности особое место должны занять субъекты Федерации. Практика складывается таким образом, что именно на них будет ложиться бремя возрождения российской экономики. Заслуживает внимания своего рода эксперимент, проводимый в Белгородской области, который уже дает первые весьма обнадеживающие результаты (кстати, это реальный, а не тепличный вариант преобразований). Постановлением главы администрации Белгородской области от 14 декабря 1999 г. N710 утверждена Концепция экономического оздоровления неплатежеспособных сельскохозяйственных предприятий. Главной идеей постановления является интеграция субъектов хозяйственной деятельности в связке трех составляющих: промышленность, сельское хозяйство, транспорт. Принцип такой интеграции заключается в следующем. Свободные денежные средства направляются в сельское хозяйство, продукция которого наиболее оборотоспособна и обеспечивает в минимальные сроки возврат вложенных средств. В обороте задействованы практически все виды транспорта. Хозяйственная ситуация складывается в русле сложившейся монетаристской концепции: Д-Т-Д. Альтернативы здесь, очевидно, нет. В настоящее время интеграцией охвачена большая часть неплатежеспособных и нерентабельных сельскохозяйственных предприятий с использованием более трети пашни области. Между прочим, и здесь есть ряд серьезных просчетов и разработок, но все они могут быть преодолены.

Успешная реализация данной концепции позволяет перейти к комплексному решению проблем повсеместного восстановления хозяйственной деятельности на базе программ производства конечной продукции. Эти проблемы могли бы быть поставлены на обсуждение всех участников СНГ.

В процессе программного обеспечения вновь возникает проблема финансирования. Под каждую программу выделяются капвложения в виде оборотных средств конечного сборочного изготовителя. Он может направлять определенную часть средств некоторым предприятиям, изготавливающим промежуточную продукцию. Количество денег, естественно, должно быть напечатано в пределах экономических обоснований под выпуск определенной продукции. На обычном деловом языке это означает элементарное государственное кредитование

(впрочем, через коммерческие банки). Естественно, нужно предупредить, не допустить инфляцию, но нельзя игнорировать и снижение покупательского спроса. Известно, прежние реформаторы пытались научить россиян жить вообще без зарплаты (как в известном анекдоте цыган приучал лошадь жить без овса). Поэтому предлагается по всем программам ввести систему отсроченной выплаты заработной платы в пределах 3-4 месяцев. В этот период оплата производится в пределах одной четверти от начисленной, но не менее 5-6 минимальных размеров оплаты труда в месяц. В последующем (4-5-й месяцы) заработная плата выплачивается дважды в месяц. И эти положения следует закрепить в специальных законах об оборотных средствах хозяйствующих субъектов, о заработной плате и прожиточном минимуме.

Как вариант, возможно, потребуется и такая, казалось бы, антирыночная мера, как централизация банковской системы, сосредоточение всех финансовых ресурсов в руках государства. В этой связи Центральный банк РФ становится центром и главным распорядителем денежных средств. Финансовый рынок в стране прекращает свое функционирование до восстановления экономического потенциала государства.

Допускаем еще вариант: восстановление системы банков реконструкции и развития народного хозяйства. Они должны обслуживать предприятия и предпринимательские структуры, имеющие отношение к выполнению программ на коммерческой основе.

По мере оживления производственной деятельности (скажем, через 12-18 месяцев) должно начаться поэтапное снижение налогов с предприятий, участвующих по кооперации в производстве конечной продукции. В этом блоке проблем, как нам представляется, следовало бы подготови

Источник: Советская Россия